красота

О некоторых тенденциях развития математики, И. Р. Шафаревич

Сегодня выдающемуся русскому математику и мыслителю Игорю Ростиславовичу Шафаревичу исполняется 90 лет. Ещё в советские годы Шафаревич публиковался в самиздатовском сборнике «Из-под глыб», защищал верующих в годы государственного атеизма, написал первую работу по религиозному законодательству СССР, чтобы люди знали на что им опираться при защите. Затем, уже в начале становления новой России Шафаревич занялся проблемами русской истории и того кризиса, в котором была и находится до сих пор наша страна. О математических достижениях Шафаревича писать здесь не совсем уместно, для их понимания нужна очень высокая степень понимания математики, специалисты о них знают, а для не специалистов скажем только о том, что Шафаревич сразу после школы поступил на последний курс мехмата МГУ и окончил его в семнадцать лет, затем в девятнадцать защитил кандидатскую диссертацию, а в двадцать три года — докторскую. На наш взгляд, комментарии здесь излишни.

Со многими общественно-политическими идеями Шафаревича можно не согласится, и мы ни в коем случае здесь не пытаемся этой публикацией дать им какую-либо оценку, тем более их поддерживать. Мы публикуем замечательную научно-популярную лекцию Игоря Ростиславовича, которую он прочитал по случаю официального вручения ему Хейнемановской премии Геттингенской Академии наук. Лекция эта посвящена математике: её пути, о том, куда как нам кажется, направлено наше познание этой области знания. Шафаревич показывает каковы корни математики, какова её сущность и какой могла бы быть её цель, а без цели, как утверждает автор, такая поразительная, загадочная деятельность человечества, длящаяся несколько тысячелетий существовать не может.

Оригинал публикации

О некоторых тенденциях развития математики

 

Лекция по случаю официального вручения

Хейнемановской премии Геттингенской Академии наук

 

Всякое существо склонно воспринимать среду своего обитания как нечто безусловное, что и не может быть другим и что поэтому не порождает никаких вопросов. Так относится и математик к своей науке, — и только изредка, когда представляется повод взглянуть на нее со стороны, он вдруг замечает, с каким странным, в сущности неправдоподобным явлением имел дело всю жизнь. Для меня таким поводом было лестное предложение сказать здесь несколько слов о математике моим коллегам, работающим в далеких от нее областях науки.

При поверхностном наблюдении математика представляется плодом многих тысяч мало связанных индивидуальностей, разбросанных по континентам, векам и тысячелетиям. Но внутренняя логика ее развития гораздо больше напоминает работу одного интеллекта, непрерывно и систематически развивающего свою мысль, лишь использующего как средство многообразие человеческих личностей. Как бы в оркестре, исполняющем кем-то написанную симфонию, тема переходит от одного инструмента к другому, и когда один исполнитель вынужден прервать свою партию, ее точно, как по нотам, продолжает другой.

Collapse )
красота

Некоторые проблемы теории «Intelligent Design», Худиев, С. Л.

Продолжаем свой цикл публикаций работ Сергея Худиева. Статья блестяще обосновывает идею противоречивости креационизма и т.н. «Разумного замысла», он же Intelligent Design, он же ID. Автором показана двойственность, общая философская база ID и «научного атеизма». В статье используются очень точные формулировки и строгая логика; аргументация если не убеждает, то точно заставляет задуматься. А касательно ясности мысли и внутренней цельности — трудно найти аналоги в современной литературе на данную тему. Если вы интересуетесь проблемами рационального обоснования веры, вопросами возможности научного опровержения религии, настоятельно рекомендуем вам прочитать эту работу.

От себя добавим лишь то, чего Сергей Львович здесь не пишет, но в других своих работах упоминает. Речь идет о глубокой укорененности данных идей в Американской культуре, Американской ментальности и Американском образе жизни. Иными словами, такие концепции как ID по мнению Сергея Львовича были порождены специфическим сочетанием высочайшего уровня научного прогресса и протестантского (здесь важно буквалистское прочтение и толкование Писания от протестантизма) фундаментализма, характерным для этой страны. Из-за чего даже религиозные вопросы начали выносить на Суд Науки. Говорим это исключительно, чтобы придать данной статье некий культурно-исторический контекст.


Оригинал публикации

Некоторые проблемы теории «Intelligent Design»

Сциентизм. Я не сразу понял, что общего у докинсизма и креацинизма (и родственника его Intelligent Design, ID), хотя какое-то фамильное сходство бросалось в глаза. Наконец, я выявил общего предка и это оказался сциентизм, мировоззрение, которое усваивает науке власть отвечать на все человеческие вопросы и поставляет именно науку высшей судией во всех мировоззренческих тяжбах. Сциентизм Докинза пионерски бодрый, провозглашаемый громко и ясно, сциентизм креационизма и ID скорее подразумеваемый, однако он составляет принципиальный элемент обоих позиций. Для тех и других наука мало того, что знает много гитик (с этим я не спорю) но и правомочна отвечать на вопрос о бытии Божием, для одних она с очевидностью доказывает, что Бог ничуть не реальнее орбитального чайника и макаронного монстра, для других - наука указывает на «очевидность сотворения мира». Те и другие влекут Библию на суд науки, одни при этом заявляют о ее позорном осуждении Наукой, другие, напротив, о ее триумфальном оправдании — но для тех и других именно Наука выступает в роли Судии. Как говорят креационисты, «Библия научно истинна», и вся битва идет за то, чтобы эту научную истинность доказать.

При этом креационисты оказываются в заведомо проигрышном положении — «естественнонаучные данные», которые они извлекают из Библии, выглядят крайне неубедительно.

Именно сциентизм — а не религиозный консерватизм как таковой — заставляет писать учебники по «православной биологии» и «библейской геологии». В самом деле, если последнее слово — за наукой, и именно науке принадлежит власть судить о последних истинах, то жизненно важно заставить науку поддержать нашу сторону, даже если у неверующих ученых это вызывает неприличный смех, а у верующих — кроткие увещевания, что нельзя же, братия, так позориться.

Collapse )
красота

Церкви двенадцати ведущих университетов Западного мира

Согласно основным приоритетам журнала основное наше направление — вопрос о соотношении между христианской верой и фундаментальной наукой, поэтому мы публикуем интересную подборку Церквей ведущих университетов мира. В частности, это наглядный ответ на вопрос: «должна ли быть Церковь в современном университете XXI века, стремящемся стать эталоном учености, следуя за лучшими Западными университетами». Помнится не так давно в нашей стране собирались подписи против строительства Церквей при университетах, мол, «Церковь и университет» — анахронизм. Как оказывается, почти во всех ведущих Университетах мира (здесь имеются исключения, к примеру, университеты Израиля) существуют Церкви, которые не только не пустуют, но и играют немалую роль в жизни студентов.

Итак, по-порядку.

Церкви двенадцати ведущих университетов мира


Церковь св. Марии в Оксфорде

Оксфордский университет


Церковь св. Марии в Кембридже

Кембриджский университет


Мемориальная Церковь

Стэнфордский университет


Капелла Святой Урсулы Сорбонской

Сорбонна


Мемориальная Церковь

Гарвардский университет


Часовня MIT

Массачусетский технологический институт


Капелла

Принстонский университет


Внутри Церкви Йельского университета

Йельский университет


Церковь свт. Василия Великого

Торонтский университет (Канада)


Часовня св. Павла

Колумбийский университет


Университетская Церковь

Чикагский университет


Епископальная Церковь Корнельского университета

Корнелльский университет


МГ
красота

Диалог с материалистом: человек как иллюзия, Худиев, С.Л.

Большое спасибо за те отзывы, что вы нам оставили, мы обязательно к ним прислушаемся. Сегодня мы опубликуем статью Сергея Львовича Худиева, посвященную следствиям из материалистического мировоззрения. Следствия эти парадоксальны. Действительно, когда нам говорят «материализм» мы представляем себе строго выверенное, логичное мировоззрение, упраздняющее все измышления о сверх-природном, которые можно найти на протяжении всей истории человечества. Но что мы получаем в итоге, что дает нам такая операция по избавлению человеческой мысли от всего того, что не вписывается в экспериментальный научный метод? Как окажется, мировоззрение это крайне иррационально, оно отвергает свободу воли, а также такие понятия как истина, добро и красота. Точнее, формально эти понятия там присутствуют, но смысл их уже далек от того, что мы привыкли обозначать этими словами. В итоге, человек как Личность превращается в иллюзию.

Версия для сайта журнала
Диалог с материалистом: человек как иллюзия

Недавняя беседа между известным атеистическим публицистом Ричардом Докинзом и Архиепископом Кентерберийским Роуэном Уильямсом вызвала много отзывов — в том числе от людей, обычно не интересующихся устройством мироздания. В самом деле, эта беседа примечательна во многих отношениях.

Докинзу довелось довольно много говорить о биологии — и тут оказался несомненен его талант как популяризатора науки. Когда он говорит о предмете, который он знает и любит, он говорит интересно, глубоко и в то же время понятно. Когда он переходит к предметам, в которых не разбирается и которые не любит — к философии и богословию — то, увы, делает очевидные ошибки.

Ничего удивительного и позорного в этом нет — мы все в чем-то не разбираемся, современная наука требует узкой специализации, чем лучшим специалистом человек является в одной области, тем хуже он разбирается во всех остальных.

Collapse )
красота

Мнение о публикациях (сообщение от редакции)

В связи с тем, что в последнее время мы стали публиковать вещи из самых разных областей, посвященные самым разным предметам, которые были встречены достаточно прохладно, нам хотелось бы обратиться к нашим читателям с целью узнать какая тематика им наиболее интересна, что бы они хотели видеть в нашем журнале и куда бы они хотели чтобы он пошел. Из-за того, что представление о том, что мы будем публиковать у нас пока не окончательное и весьма расплывчатое, мы предлагаем вам высказаться в комментариях к этом сообщению (или отправить письмо к нам на почту). Ситуация для подобных дискуссий сейчас более чем благоприятная, так как у нас есть возможность избрать почти любое направление.





Также нам было бы очень интересно узнать, каково мнение уважаемых читателей о публикациях последнего времени. Интересны ли они?

Стоит добавить, что речь идет о выборе центрального направления, мы не в коем случае не оставим без внимания все те темы, которым посвящен наш журнал.

Тем временем, прошло чуть больше полугода с того момента как этот блог из места публикации различных статей превратился в журнал «Вопросы философии и культуры» (официальная дата — 3 ноября 2012 года).
красота

Христианская поэзия Каролингского Возрождения, Г. Светлицкий

Уважаемые читатели, друзья, позвольте представить Вам нашего нового автора Григория Светлицкого. Его статья снова отправит нас в историю, но уже не в Новое Время, эпоху трансформации европейской культуры, а в эпоху Каролингского Возрождения, то есть в то время, когда эта культура начала зарождаться. Статья показывает истории в иных аспектах, на этот раз нас будет интересовать не развитие философии, науки и богословия, то есть не история идей, а скорее сам процесс становления Западной Европейской Христианской Цивилизации, рассматриваемый в аспекте поэзии как части истории искусств. Связан он с личностью Карла Великого, чья Империя пришла на смену государства Меровингов во второй половине VIII века и во многом благодаря усилиям которого возникла Средневековая культура и общество.

Оригинал публикации

Христианская поэзия Каролингского Возрождения

Во второй половине VIII в. на обломках государства Меровингов образуется империя Каролингов, которая, несмотря на свое непродолжительное существование, определила направление развития западноевропейского Средневековья. Более того, именно этот период, а не захват варварами Рима в 476 г., считают началом Средневековья некоторые исследователи[1].

Поскольку Карл Великий задумал восстановление Римской империи, а его государство было конгломератом очень разных народов, не имевших единой культуры, единого языка и единой экономики, возникла необходимость в формировании универсальной культуры как некоего объединяющего начала. Для выполнения этой задачи при дворе в Ахене была создана Академия.

Collapse )


красота

Соотношение науки и богословие у Г.-В. Лейбница — Катасонов, В.Н.

Статья Владимира Николаевича Катасонова, которая опубликована ниже, посвящена ключевому мыслителю Запада в целом и Нового Времени в частности. Жизнь богослова, философа и ученого Готфрида Вильгельма Лейбница пришлась на переломное время, переходный период. Уже начала уходить в прошлое схоластика и начала зарождаться наука Нового Времени, начали формулироваться её основные принципы. Весь строй человеческой мысли стал меняться стремительнейшим образом. Однако Лейбниц главным образом старался сгладить противоречия между новым и старым миром, утвердить некую преемственность. То есть, он пытался показать, что новые принципы взялись не из некоего безвоздушного пространства, а логично вытекали из идей и работ прежних мыслителей.

Данная работа посвящена тому, как Лейбниц понимал новую Науку и как он, один из архитекторов Нового Времени, смотрел на мир. Автор попытался раскрыть сущность науки Лейбница, его богословия и как они были связаны в его уме. В первую очередь поражает то, что связь эта была повсеместно, знаменитый ученый и богослов имел очень цельный взгляд на мир, каждый аспект которого имел твердое и строго определенное в его системе. Отдельно освещен принцип непрерывности, который Лейбниц применяет ко всем наукам и который является одним из основополагающих принципов в его цельном мировоззрении. Подробнее в самой статье. Мы можем также заметить, что это стремление увидеть в мире некую цельность, некие принципы, которые являются даже более общими, чем самые смелые выводы отдельных наук сближает Лейбница со многим Православными мыслителями, начиная со славянофилов, для который принцип цельности был одним из основных, и который они противопоставляли дроблению мира на автономные сущности Западной мысли.


Оригинал публикации

Соотношение науки и богословия у Г.-В. Лейбница

Чем больше вчитываешься в Лейбница, тем все больше поражаешься целостности его научного и философского наследия. Удивительно, что за всем этим, на первый взгляд, таким хаотическим, собранием и законченных сочинений, и «почти бесконечным» морем незавершенных фрагментов, набросков по самым разным вопросам культуры стоит некоторая целостная мировоззренческая интенция, настойчиво стремящаяся воплотиться во всем этом едва обозримом многообразии[1]. Этот принцип единства лейбницевского творчества можно выразить следующим образом: В мире господствует совершеннейший порядок, который отражает совершенство Творца этого мира. Лейбниц жил в критическую эпоху, когда кончалась одна культурная традиция и начиналась другая. Он, собственно, и сам был одним из главных творцов новой культуры. Однако, все его и философские, и научные усилия все время одухотворялись одним стремлением: показать преемственность в культуре, смягчить противоречия между старым и новым подходом, утвердитъ значимость наследия схоластики для новой науки. «Мы должны стремиться более к строительству, чем к разрушению, и не блуждать в неуверенности среди постоянных перемен в научных теориях, подчиняясь сегодняшним настроениям смелых умов. Пусть, наконец, человеческий род, обуздав сектантские распри, которые разжигают тщеславие новаторов, и установив твердые основания наук, уверенными шагами движется вперед в философии и науках: в трудах выдающихся мужей древности и новых времен, если исключить то, что заключает в себе излишние нападки на противников, содержится много истинного и доброкачественного, что заслуживает быть внесенным в общую сокровищницу. Хотелось бы, чтобы люди обратились к этому вместо того, чтобы тратить время на препирательства, которыми они только потворствуют своему тщеславию» (Лейбниц Г.В. Соч. в 4 т. М., 1982. Т. 1. С. 248). Лейбниц резко выступает против той точки зрения, что новая наука делается на пустом месте, из ничего, против взгляда на возникновение науки Нового времени, как только на революцию в научном мышлении[2]. Внимательный и бескорыстный взгляд открывает глубокую преемственность, в истории науки есть некоторый порядок, а не только лишь череда самоценных разрывов!..

Collapse )
красота

Старые русские меры (измерения)

Несколько недель назад мы опубликовали схожую таблицу Библейских мер. То, с чем вы сможете ознакомится, пройдя по ссылке, предоставленной ниже есть те меры, что использовались в разное время на Руси и в Российской Империи, пока мы не унифицировали их во времена СССР, к чему и до этого призывала Российская академия наук.

Собственно, ссылка.

При составлении таблицы мы опирались на земечательную книгу Юрия Александровича Федосюка «Что непонятно у классиков, или Энциклопедия русского быта XIX века» и на другие источники, заслуживающие доверия. Вообще, в книге Федосюка помимо мер присутсвтуют и многие другие подробности быта XIX века (наш список в этом смысле куда шире, мы постарались включить меры за все время существования страны), мы настоятельно рекомендуем её всем, кто хочет лучше понять русскую классику и вообще историческую Россию, что неизбежно приведет к понимаю России сегодняшней, мы вам это гарантируем.

Если у вас есть какие-либо замечания/дополнения – мы с удовольствием их рассмотрим и внесем в список необходимые коррективы.

красота

Новая модель эволюции от Михаила Шермана

Публикуем материал, посвященный различным подходам к описанию процесса появления живых организмов на Земле. Но прежде всего, мы хотели бы отметить, что наш журнал данной публикацией никоим образом не заявляет, что разделяет предложенное толкование. Более того, в споре между эволюционистами, креационистами, и сторонниками других моделей развития жизни на Земле мы принципиально не защищаем (или отстаиваем) определенную позицию, а даем высказаться всем. Более того, мы подходим к этой проблеме по-философски и признаем принципиальную невозможность дать конечный ответ (который можно признать истинным, соответствующим действительности) на вопрос о том как появилась жизнь на нашей планете, настаивая на том, что различные модели можно назвать лишь относительным знанием, а еще лучше, мнением. Мы проводим принципиальное различие между рациональным знанием, которое достигается в математике и философии и эмпирическим, которое принципиально имеет гораздо меньшую достоверность. Произнеся (написав) эти важные слова, перейдем к работе М. Шермана.

В данной статье очень простым и доходчивым языком, без привлечения сложной научной терминологии показана невозможность истолкования многих биологических фактов в рамках дарвиновской эволюции и предложена новая модель эволюции, основанная на гипотезе «вмешательстве извне», понятии «универсальный геном» и отказе от принципа линейного прогресса в развитии организмов (после т.н. «вмешательства»). Более того, теорию можно назвать научной, т.к. она обладает предсказательной способностью и фальсифицируемостью. Что интересно, теория является развитием идеи Разумного Замысла (Intelligent design) и автор даже сравнивает её с гамовской теорией Большого Взрыва. При этом вопрос о том, кто «вмешался» автор оставляет. К сожалению, из-за большого размера статьи, нам пришлось из неё вырезать несколько кусоков, полная версия доступна на сайте журнала. Вырезанные кусоки помечены троеточием «(...)».


Статья на сайте журнала (полная версия)

Эволюция не по Дарвину
Universal Genome in the Origin of Metazoa: Thoughts About Evolution

Профессор М. Шерман возглавляет лабораторию генетики в Медицинской Школе Бостонского Университета (Department of Biochemistry; Boston University Medical School). Англоязычный оригинал этой статьи — «Universal Genome in the Origin of Metazoa» – был опубликован в 2007 году в «Cell Cycle» — ведущем научном журнале по клеточной биологии, а предлагаемый вариант является ее авторской русскоязычной версией — докладом, сделанным Шерманом в том же году в Москве в присутствии авторитетных российских биологов и профессоров МГУ. В 2008 году «Faculty Of 1000 Biology» — ведущий мировой эксперт по важнейшим открытиям в биологии, включил статью Шермана «Universal Genome in the Origin of Metazoa» в список самых важных статей года.

 

Предисловие

Проблема развития жизни на Земле является одной из весьма существенных проблем современной науки. После того как в 1859 году Дарвин предложил свою идею эволюционного развития, ученое сообщество в целом приняло ее. Однако, хотя прошло уже почти 150 лет, эта теория не смогла дать объяснения многим биологическим явлениям.

Споры вокруг теории Дарвина осложняются тем, что вопрос о развитии жизни играет весьма большую идеологическую роль. Идеологическая же проблема в том, что в сознании общества единственной альтернативой дарвинизму представляется креационизм. Классический же креационизм настаивает на необходимости буквального понимания картины происхождения мира, представленной в Библейском тексте. Приверженцы этой идеи, настаивают на том, что возраст Земли составляет 6 тыс. лет, а не 4,5 млрд., как утверждает современная наука. Такой «классический креационизм» имеет два существенных изъяна: во-первых, он не дает никакую развернутую научную картину, которая, даже теоретически, могла бы быть хоть как-то поддержана или опровергнута результатами исследований; и, во-вторых, его обычно провозглашали представители религиозного истеблишмента, недостаточно сведущие в науке, – что облегчало сторонникам эволюции возможность отвергать ее.

Collapse )

Михаил Шерман

Опубликовано с разрешения Алексея Милюкова (goldentime.ru).
красота

«Мессия», Георг Фридрих Гендель

Messiah (HWV 56)

A Sacred Oratorio


Журнал наш называется «Вопросы философии и культуры», но мы в течении длительного времени игнорировали культурный компонент. Теперь размещаем здесь ораторию Георга Фридриха Генделя, одного из лучших немецких композиторов эпохи Барокко, под названием «Мессия». Гендель (род. 1685) был ровесником не менее известного композитора И. С. Баха, но практически во всем был ему противоположен. «Мессия» — одно из поздних, зрелых произведений Генделя (1741 г.), состоит из 52 номеров. Оратория написана на английском языке, текст взят из знаменитого англоязычного перевода Библии Короля Якова (King James Bible) и т.н. Book of Common Prayer. Впервые исполнена в Дублине, 13 апреля 1742 года.


(часть I)


(часть II)



Collapse )